Поиск
  • Редакция издательства

Аннотации на новые книги от проекта #подписано_в_печать Гайдаровки.

Издательство «Август» уже давно определись со своей миссией – вводить с круг чтения ребёнка полузабытую, нехрестоматийную классику. Как правило, это поэты серебряного века, чьи тексты писались для мальчиков и девочек из «хорошей детской». Потом и поэты, и стихи были преданы забвению по идеологическим соображениям. Спустя столетие происходит медленное возвращение в немассовый круг читателей текстов для чтения с погружением: в каждой книге «Августа» следует читать и предисловия, и послесловия, и комментарии.

Напомним некоторые из этих книг (нам в помощь сайт издательства https://www.avgustbook.ru и каталог «Сто лучших новых книг для детей и подростков»).

«Апельсинные корки» - детские стихи Марии Моравской, поэта Серебряного века. «Сборник вышел в 1914 году. Критики, поэты хорошо приняли книжку. Она понравилась Корнею Чуковскому, в ту пору ещё не писавшему детских стихов, Георгию Иванову. Филолог Борис Эйхенбаум писал: «Поэтический талант М. Моравской так значителен, а любовь к детской душе так велика, что ребёнок нигде не почувствует сочинительства. Я даже думаю, что многие дети не спросят, кто сочинил эти стихи, - они сами сочинились».


«Каток растаял» - поэтический сборник Марины Цветаевой, куда вошли стихи из «Вечернего альбома» (1910) и «Волшебного фонаря» (1912). Судьба и лирика Марины Цветаевой неразрывны. Ранние стихи дышат старой Москвой, домом в Трёхпрудном переулке, музыкой и детской. Их Марина Ивановна в своё итоговое собрание не включила. Графика нашей современницы Екатерины Рожковой – словно оттуда, из Серебряного века.


«Мик» - поэтическая сказка Николая Гумилёва.

«Мик – мальчик из побеждённого племени становится рабом вождя  племени-победителя. Правда, рабство это не такое уж изнурительное, он присматривает за домом и хозяйством, в том числе за старым павианом, тоже лишённым вольной жизни. Павиан рассказывает Мику, что у всех зверей есть свои цари, а вот в прекрасной стране обезьян царя нет. И вместе они замышляют побег в обезьянью страну.  

Вскоре Мик знакомится с сыном французского консула Луи и рассказывает ему о плане побега. Луи неожиданно загорается идеей стать обезьяньим царём. Почему он так этого захотел, и чем всё это кончилось - в поэме даны неожиданные ответы на эти вопросы. В романтической сказке, написанной в прошлом веке, много такого, о чём и современный читатель может крепко задуматься». 


А ещё были «Библейские сказки» Саши Чёрного и его же сборник «Что кому нравится», «Золотое платье» - поучительная философская сказка Михаила Кузьмина.


Мандельштам О.Э. Кухня : сборник стихотворений / Худ. Мария Бронштейн. – М. : Август, 2018. – 72 с., ил. – (Русские поэты для детей и взрослых). 

3+


Многие поэты Серебряного века писали стихи для детей. Будем честны, это не самая сильная сторона их творчества. Однако раз у большого поэта возникла такая надобность, попытаемся отрефлексировать результат.

Эпиграфом и ключом к пониманию «детского» Мандельштама могут быть его строки 1908 года из «недетского»:

Только детские книги читать, Только детские думы лелеять, Всё большое далёко развеять, Из глубокой печали восстать...

Реальное обращение поэта к текстам для детей произошло позже, во многом благодаря Самуилу Яковлевичу Маршаку, интересовавшемуся в это время именно детской литературой. В 1923 году он выпускает свои первые стихотворные детские книги, руководит студией детских писателей в Институте дошкольного образования Наркомпроса, организует детский альманах «Воробей» (в дальнейшем «Новый Робинзон») и начинает собирать вокруг себя талантливых литераторов и художников, готовых создавать новую детскую книгу. У Осипа Мандельштама в поэтическом творчестве в 1925 году возникает пауза. Предложение Маршака писать детские стихи оказывается своевременным. Как вспоминала Надежда Яковлевна Мандельштам, вдова поэта: «Все детские стихи пришлись на один год – мы переехали тогда в Ленинград и развлекались кухней, квартирой и хозяйством. Потом они кончились, и навсегда». Остались книги, которые в годы репрессий изымались из библиотек. При жизни поэта в 1925 и 1926 гг. вышло четыре детских сборника: «Примус» с иллюстрациями Мстислава Добужинского, «Два трамвая» с иллюстрациями Бориса Эндера, «Шары» – иллюстратор Николай Лапшин, «Кухня» – как указано на обложке: «Картинки В.Изенберга».

Возвращение «детского» Мандельштама происходило уже в нашем столетии. Вышло несколько удачных изданий книг поэта, как в аутентичном оформлении, так и с рисунками современных художников (издательства «ОГИ», «Вита Нова», «Самокат», «Арт-Волхонка» – проект «Детям будущего»).

И вот еще одна попытка. Сборник стихотворений Осипа Мандельштама «Кухня» с рисунками Марии Бронштейн, послесловием и словариком редких и вышедших из употребления слов литературоведа, писателя Олега Лекманова.

Сразу отметим – очень удачная попытка. Книга – своего рода музей, в котором читатель-ребенок приобщается к истории страны, истории литературы, истории повседневности. А чтобы «машина времени» заработала, позволим себе немного подсказок.

О творческом методе поэта. И вновь обратимся к воспоминаниям Надежды Яковлевны Мандельштам: «Детские стихи сочинялись как шуточные: вдруг, неожиданно и со смехом – “А так годится?”… Из своих книг он любил именно так сочинявшиеся “Примус” и “Кухню”. Там коротенькие стишки вроде поговорочек, присказок. Жарится яичница – стишок. Забыл закрыть кран на кухне – стишок… Сварили кисель – опять событие и повод для стишка. Они и получились живые и смешные. Любят ли их дети? Кто их знает… Ведь детям тоже надо привыкнуть к стишку, чтобы его полюбить».

Точно сказано: «Привыкнуть». Привыкнуть к необычному строю речи, сочетанию слов, к тому, что спустя годы на уроке литературы будет названо учителем метафорой, или аллитерацией, или ассонансом.

– Мне, сырому, неучёному, Простоквашей стать легко, – Говорило кипячёному Сырое молоко.

А кипячёное Отвечает нежненько: – Я совсем не неженка, У меня есть пенка!


Нравится? Кому как. Если подходить с прагматической точки зрения, эти стихи нравиться современному ребёнку не должны, разве что имя трамвая Клик вызовет ассоциацию с кликом компьютерной мышкой. Когда вы в последний раз видели живого чистильщика обуви? А полотёра? Всем хорош «Автомобилище», но последняя строка про что это: «Ну-ка покатаю я охапку пионеров!» Но именно в этом финале столько поэтического вещества.

А что делать со стихотворением «Муха»?

– Ты куда попала, муха? – В молоко, молоко.

– Хорошо тебе, старуха? – Не легко, не легко.

– Ты бы вылезла немножко. – Не могу, не могу.

– Я тебе столовой ложкой Помогу, помогу.

– Лучше ты меня бедняжку, Пожалей, пожалей,

Молоко в другую чашку Перелей, перелей.


Можно, конечно, вспомнить другую муху, например, Олега Григорьева:

Тонет муха в сладости

В банке на окне,

И нету в этом радости

Ни мухе и не мне.

Впрочем, не избежать возгласа все буквально воспринимающих мам: «Фу, какая гадость! Чему вы моих детей учите?!» Учим, что поэзия, пусть даже и для маленьких, это не свод зарифмованных гигиенических правил, а нечто другое, подвластное ПОЭТУ – человеку, сохранившему особенный, поэтический и немного детский взгляд на мир.

В сборник вошёл перевод из Стивенсона:

Лёг в постель. Закутался. Согрелся.

Подавайте мне теперь сюда

Все игрушки – кубики и рельсы,

Корабли, сады и города.

Два холма – под одеялами коленки,

И простынь бушует океан.

Города и башни ставлю к стенке

На крутой подушечный курган.


По холмам шерстяного одеяла,

По горам подушечной страны

Оловянная пехота пробежала

И прошли индийские слоны.

Я гляжу, как ласковый хозяин,

Как хороший, добрый великан,

На равнину шерстяных окраин

И на полотняный океан.


Можно сравнить с другими переводами. Автор данного - Марина Бородицкая (печатается по Р.Л.Стивенсон. Детский цветник стихов. М. : Октопус, 2011):

Покуда я лежал больной, К подушкам прислонясь спиной, Мои игрушки в тишине Лежали рядышком, при мне.

Я брал солдатиков в кровать И заставлял маршировать, Водил их в бой на страх врагам По мягким стёганым холмам.

Порою парусный мой флот Скользил среди атласных вод, На склонах гор паслись стада, И вырастали города…

Я восседал, как исполин, Среди холмов, среди долин, И одеяло предо мной Лежало сказочной страной.

Найти интересные ассоциации будет интересно и у художника. Но тут уже вам в помощь не только начитанность, но и насмотренность.

Вот иллюстрация к стихотворению «Полотёр».

Можно вспомнить, как танцуют танец «Яблочко» матросы.


А можно посмотреть, как Петр Кончаловский изобразил «Полотёра».


Но если хочется сравнивать тексты, вот стихотворение Саши Черного «Маленький полотёр»:

Паркет наш гладок, как каток, Но щётка велика,— Она, как бес, под кресло вбок Летит из-под носка.

За щёткой прыгнул рыжий кот. Отдай, несносный зверь! Я снова тру, раскрывши рот, Но щётка мчится в дверь.

Поймал, надел — пляшу и тру И вдруг с размаху — хлоп! Кот сзади ловит за икру, Горит — пылает лоб.

Заплакать, что ли? Нет, нельзя! Мужчины не ревут. Но слёзы катятся, скользя. И шишка — тут как тут.

Прижал ко лбу я крепко нож, Сталь холодна, как лёд. Ни-ни, не хныкать! Больно?! Что ж… До свадьбы заживёт.

С читателями помладше можно рассмотреть картинки и сравнивать, какие предметы кухонной утвари изменились до неузнаваемости, а какие остались почти в неизменном виде. А те, кто постарше, увидят в картинке муравейника римский Колизей, а изображение стола вызовет в памяти натюрморты Кузьмы Петрова-Водкина. А кто-то с радостью узнает предметы, ещё в прошлом веке сосланные на дачу: венский стул, машинку «Зингер», ручную кофемолку.

Не забудьте «показать фокус»: разверните обложку – на обороте будет продолжение рисунка, стол вытянется, на нем тарелка с супом, суп такой горячий, что над тарелкой облако пара, а внизу пес принюхиваВется и ждет, может и ему что со стола перепадёт.


Тем, кто постарше непременно покажите портрет поэта: немножко растерянный, какой-то нелепый и как будто обиженный мальчик в котелке.



Он так изображён, потому что себя не раз в стихах сравнивал с маленьким мальчиком и задавал детские вопросы:

Неужели я настоящий И действительно смерть придёт?

Приёмов, как приблизить книгу странных стихов, множество. Однако не можем не согласиться с отзывом на сайте https://www.babyblog.ru/community/post/kids_books/3270445 «Мама купила себе Мандельштама». Конечно СЕБЕ, но это не признак эгоизма, а увлечённость и залог того, что Мандельштам достанется и её сыну.

Напоследок вновь строки из «недетского» Мандельштама-пророка:

Но в книгах ласковых и в играх детворы Воскресну я сказать, как солнце светит


Возрастная адресация, указанная издателем, 3+. Можно попробовать. Литературному развитию ребенка не навредит, а литературно-ориентированному взрослому будет в радость.


Дикинсон Э. Загадки Эмили: Стихи-загадки Эмили Дикинсон в переводе Татьяны Стамовой / Оформление Роксаны Кенжеевой. – М. : Август, 2018, 64 с.

12+


У этой книги не будет массового читателя. У этой книги будут читатели-эскаписты, которые не гонятся за модой, которые не возводят успешность в ранг ценностных ориентиров. Таким подросткам нужна башня из слоновой кости, забравшись в которую можно рассматривать коллажи-картинки, читать русский перевод и, возможно, самому пытаться перевести с английского стихи Эмили Дикинсон – одного из первых поэтов американской модернистской литературы наряду с Уолтом Уитменом и Эдгаром По. Однако известность к автору пришла после смерти, только в ХХ веке. А при жизни из 1175 стихотворений было анонимно опубликовано лишь восемь.

Книга вышла в издательстве «Август», подолгу работающим над каждой книгой, выпускающим три-четыре новинки в год, сохраняя непреходящие ценности. И тогда в книге становится важно все: тексты, комментарии, оформление.

Важнейшая особенность книги: на странице приводится тест стихотворения на английском, а рядом перевод на русский в переводе поэта Татьяны Стамовой.

Переводчица предлагает читателям играть: «К стихотворению может быть и не одна отгадка.

Вот «Рассвет», например: «С крыльями как птица? / Иль океан с валами?» Но она не знает, с какой стороны его ждать. Что это? – может быть, Любовь? Так что читайте и предлагайте свои».

Книгу интересно рассматривать: оформление Роксаны Кенжеевой напоминает девичий дневник, в котором пейзажи и орнаменты сочетаются с рисунками Кати Марголис и фрагментами гербария Эмили Дикинсон https://www.livelib.ru/translations/post/28772-gerbarij-emili-dikinson-zabytoe-sokrovische-na-perepletenii-nauki-i-poezii

Книгу завершает эссе Рады Ландарь, искусствоведа, журналиста, автора журнала «Сноб» – «Аромат незатейливого существования, или удивительная судьба Эмили Дикинсон». Приведём небольшой фрагмент: «Эмили Дикинсон – поэт для тех, кого волнуют вопросы отчасти философского, отчасти юношеского порядка. Что там за гранью жизни? Одинок ли вообще человек? Зачем нужно любить и можно ли ограничиться привязанностью к одному человеку на всю жизнь? Можно ли прожить в одном месте и в одном доме всю жизнь и быть разносторонним, развитым человеком? Насколько важно мнение окружающих людей и насколько можно быть независимым и свободным человеком? Стоит ли гнаться за призванием, это ли главный результат работы? Или сама работа и есть безусловный результат? Стремиться ли к осуществлению мечты всеми возможными способами или не противиться ударам судьбы? Эмили была погружена в эти вопросы, соткана из них».

Возрастная маркировка книги 12+.

Источник: http://www.gaidarovka.ru/glavnye-novosti/711-annotatsii-na-novye-knigi-ot-proekta-podpisano-v-pechat-gajdarovki-13

#кухня #осипмандельштам #мариябронштейн #загадкиэмили #эмилидикинсон #роксанакенжеева #русскиепоэтыдлядетейивзрослых

8 (916) 907-82-86

©2019 Издательство «Август».