Поиск
  • Редакция издательства

Венеция, которая всегда с тобой

Елена Данько. «Деревянные актёры».

Илл. Екатерины Рожковой

М.: Август, 2017




Хорошо образованная и разносторонне талантливая (хотя, надо признать, нигде не гениальная) Елена Данько (1898—1942) проявила себя как поэт, писатель, художник. А еще, что отличает ее от ленинградцев ее круга, довольно долго проработала на Ленинградском фарфоровом заводе художницей по росписи фарфора, а также кукловодом и позднее либреттистом в кукольном театре «Студия». Именно этот «трудовой опыт» привел к созданию в 1931 году повести «Деревянные актёры», впервые публикуемой полностью спустя 65 лет после смерти автора (ее успели вывезти из Ленинграда, но она умерла в поезде). Формально эта повесть детская и революционная: ее герои — подростки, становящиеся кукольниками и попадающие из Венеции в охваченный революцией 1789 года Париж, где выясняют, что их Пульчинеллы и Коломбины могут быть мощнейшим оружием пропаганды — обоюдоострое утверждение по нынешним временам! Но, выполняя все условия своего времени, необходимые для того, чтобы книга увидела свет, автор, кажется, гораздо больше интересуется не революционными порывами героев — надо признать, довольно условными, — а словно списанными с картин Каналетто и Лонги видами венецианских калле и кортиле, колоритными торговками и чудаками, первейший из которых — меланхоличный граф Гоцци, автор «Трёх апельсинов»: пьесу на наших глазах разыгрывают деревянные актеры.



Я взглянул на стенку и обомлел. Там на гвозде висел настоящий Пульчинелла в белом колпачке и белом балахончике. У него были не только головка и ручки, как у кукол, которых показывают над ширмами, но и ножки в широких белых штанах, а на ножках — черные башмачки. Он висел на туго натянутых нитках и улыбался мне своим деревянным ртом. — Подойди же к нему, поздоровайся! — сказал дядя Джузеппе и сам стал рядом. Я робко подошел, и вдруг Пульчинелла протянул мне свой деревянный кулачок и дружески кивнул головой. Я даже отскочил. Старик Джузеппе смеялся, перебирая нитки. Он снял с гвоздя деревянное коромыслице, к которому были привязаны нитки, и спустил Пульчинеллу на пол. Пульчинелла четко затопал ножками в широких белых штанах, подошел к длинноногому, поднял угловатую ручку, снял свой белый колпачок и поклонился, а старик сказал за него тоненьким голоском: — Приветствую синьора Карло Гоцци, покровителя и защитника веселых марионеток!

Источник: https://godliteratury.ru/projects/russkaya-veneciya

8 (916) 907-82-86

©2019 Издательство «Август».